Вкус жертвы

Святослав Праведный

15

               (Детектив с элементами ужасов) Не для слабонервных.
                                 Глава 1


   На улице стояла тёмная летняя ночь. Высоко в небе мерцали звёзды, а полная луна тускло освещала своим светом горизонт. Далеко сзади слышался отзвук проезжающего поезда. Оставалось пройти совсем чуть-чуть и скоро будет лес.
 
  Он вошёл в сосновый бор и трусцой побежал на то самое место, где был его наблюдательный пункт. Вот уже виделись фонари на столбах, покорно освещающие электрическим излучением кресты и надгробные памятники городского кладбища. Между двух небольших сосенок он упал на землю и стал восстанавливать силы от пробежки, глубоко вдыхая прохладный ночной воздух. Слегка отдохнув, он перевернулся на живот, плотно прижавшись к тёплой земле, согретой дневными лучами солнца и пока ещё не успевшей остыть, устремил взор на кладбищенский пейзаж.
   
   Прошло более тридцати минут, но он продолжал лежать в одной и той же позе, выжидать и смотреть. Вокруг стояла тишина, пахло хвоей. Ему захотелось очень сильно курить. Он вынул из кармана пачку сигарет, чиркнул зажигалкой и с жадностью затянулся табачным дымом. Прикрывая огонёк сигареты рукой, затягиваясь вновь и вновь, он вспомнил прошлое…
 
  «Пять лет назад он впервые почувствовал дикую и необъяснимую страсть к молодой женщине, которая шла за гробом своего покойного мужа и смиренно плакала. Она была одета во всё чёрное. Сквозь тонкую просвечивающуюся блузку вырисовывался контур её красивой груди, облачённой в такого же чёрного цвета кружевной бюстгальтер. Плотно облегающая короткая юбка ярко формировала её женственные бёдра, а стройные ноги в капроновых чёрных чулках в целом подчёркивали её обворожительную фигуру. Голова была повязана лёгким чёрным платком. Весь её внешний вид и это траурное поведение придавали её облику особенную прелесть, грацию и неповторимую красоту.

   Тогда он стоял на обочине дороги и пропускал похоронную процессию. Он не мог оторвать глаз от той женщины и зачарованно смотрел. Она была действительно великолепна, её привлекательные черты лица, опущенные вниз мокрые от слёз глаза и то самое убитое горем настроение придавали ей незаурядный шарм и изысканность. В тот момент он почувствовал, как его разум неподвластен ему, как он не может сдерживать свои внутренние эмоции, поглотившие всю его сущность необузданной, нечто большей, чем просто сексуальной страстью…

   Он не мог найти себе места и выбросить из головы увиденную им картину. Из рук всё валилось, он не мог заснуть, изнутри что-то подтачивало, а душа, или как это называется, изнывала и болела.
   На третьи сутки, измученный бессонницей и непреодолимым беспокойством, он оделся и в полночь вышел из дома, направившись в сторону городского кладбища. Уже тогда он проложил себе этот самый маршрут. Сначала преодолевая путь вдоль железнодорожного полотна, а затем по полю до леса. Именно таким проложенным им безлюдным маршрутом можно было дойти до кладбища наиболее быстро и остаться незамеченным.

   К своему удивлению, он увидел её, ту самую женщину, стоявшую посреди ночи у свежей могилки, на которой был водружён новенький дубовый крест. Она была одета в ту же самую одежду, только поверх её хрупких плеч была накинута шаль. Женщина тихо плакала и периодически вытирала носовым платком стекавшие по щекам слёзы.

   Он наблюдал за ней, прислонившись к стволу сосны и, искренне сочувствовал её горю. Это происходило несколько ночей. Когда он приходил на своё место, она всегда находилась у той могилки, а он по-прежнему тайно наблюдал и любовался ею. В какие-то моменты ему хотелось бесшумно подойти, нежно её обнять, крепко сжать в своих объятьях и тихо-тихо прошептать: «Ты в этом мире не одна, я безумно люблю тебя!»

   Но он не решался… А она как всегда спокойно поворачивалась к выходу из кладбища и медленно уходила. Он провожал её долгим взглядом и, пока её фигура полностью не исчезала в темноте, не покидал своего места.

   С каждой их скрытой друг от друга ночной встречей он всё больше и больше был увлечён этой женщиной. Он не мог найти объяснения всему тому, что с ним происходит. В его сознании происходили метаморфозы. Понимая, что его поведение выходит за все дозволенные грани, он всеми силами пытался побороть это извращённое состояние. Но всепоглощающая и раз от раза усиливающаяся душевная боль, бессонница, заставляла его снова и снова идти на кладбище.

   Однажды, проходя быстрым шагом мимо железнодорожного полотна, он заметил, что рядом с рельсами лежит человеческое тело. Приблизившись к лежащему человеку, он увидел, что это мужчина, который был весь в крови, но подавал признаки жизни. Мужчина находился в сильном алкогольном опьянении и, вероятно, не один раз падал, отчего и разбил себе лицо. Опасаясь, что проезжающий поезд может причинить лежащему смертельные увечья, он оттащил пьяного мужика в канаву, подальше от железной дороги и, оставив в более безопасном для его жизни положении, пошёл дальше.

   В лесу он подвернул ногу, и ему пришлось идти прихрамывая намного медленнее, чем обычно, .

   На его радость она находилась там, у той же могилки. Он увидел её силуэт сразу, ещё не доходя до своей сосны. Стараясь как можно тише ступать, он всё ближе и ближе подходил к своему месту. Но не дойдя около трёх метров до сосны, споткнулся и упал. Женщина обернулась на шум и пошла в ту сторону, откуда он донёсся до её слуха.

- Здесь кто-то есть? – негромко спросила она, приближаясь к одной из самой высокой сосне.

   В темноте она разглядела лежащую фигуру человека и блеск глаз. Подумав, что так могут блестеть только глаза животных, она тем не мене не испугалась и близко подошла к человеческой фигуре. Перед ней лежал молодой мужчина на внешний вид такого же возраста, как и она сама, или где-то около того. Мужчина лежал молча. Руками он ощупывал травмированную правую ногу и одновременно смотрел поблёскивающими от страха глазами на подошедшую к нему женщину.

- Вам помочь? – тихим голосом, спросила она.
- Нет, нет, спасибо! – ответил он.
- Давайте, я помогу вам встать, - наклонившись, она взяла его под руку и попыталась встать вместе с ним, но попытка была неудачной, каблучки её босоножек от тяжести вдавились в землю и, потеряв равновесие, она упала рядом.

   Какие-то секунды они молча лежали не шелохнувшись, соприкасаясь телами. В это мгновение он почувствовал её запах и идущее от её плоти тепло.

- Я тебя где-то уже встречала, - всё тем же тихим чарующим голосом, сказала она.
- Да нет, вы, наверное, ошибаетесь. Мы нигде не могли встречаться.
- Я точно знаю, что мы встречались. Ты, видимо, и есть тот ангел!
- Я не могу быть ангелом.
- Можешь! Ведь ангелы бывают как белые, так и чёрные! И ты один из них, тот самый ангел. Я всегда чувствую присутствие моего ангела, присутствие тебя, находясь здесь на кладбище

   Он молчал и не знал, что на это ответить. «От горя она сошла сума», - подумал он, опираясь на локти и пробуя встать.

   Она не дала ему встать, схватив его за плечо. Потом, без слов, обняла за шею и прислонила его голову к своей груди. Руками она начала ласкать его лицо и голову, нежно перебирая кончиками пальцев кудрявые локоны волос.

- А как же муж? – спросил он, поднимая голову, чтобы увидеть её лицо.
- Он был хорошим и глубоко мной любимым мужчиной. Ему даже не исполнилось и тридцати, - продолжая ласково поглаживать его кучерявую голову, с сожалением, промолвила она. – Он покинул меня, попав в автокатастрофу. Я любила его, люблю, и буду всегда любить!
- Но мы с тобой… Почему я…? – не успел он выразить свою мысль, как она ему тут же нежно прикрыла рукой рот, чтобы он не смог говорить дальше.
- Ты исключение, ведь ты же мой ангел! – прошептала она, и крепко обняв, начала осыпать его голову, шею, лицо горячими поцелуями.

   Сколько было огня и страсти в этой женщине! Насколько же сильна она была темпераментна и ненасытна…

   Довольно-таки продолжительное время они занимались тем, что называется иностранным словом «секс». Эта обстановка, ночь, кладбище, сосны, земля…

   Ему предстояло испытать то необычное наслаждение, то яркое и невероятное удовольствие, которое до настоящего момента он не испытывал ни с одной из множества тех женщин, что были в его жизни.

- Приходи завтра, в это же время, - одеваясь, тихо произнесла она.
- Но, нам…, - она вновь приложила свои нежные тонкие пальчики к его губам, не давая возможности высказаться ему.
- Мне с тобой очень хорошо, мой милый ангел! Надеюсь, тебе тоже со мной хорошо? Я прошу и умоляю, приди завтра. Я буду ждать тебя, - чарующим, просящим голосом прошептала она и растворилась в кромешной тьме.

   Когда он подошёл к своему дому, на улице уже светало.

   Спустя почти сутки, в полночь он собрался и вышел из дома. Нога побаливала, и он заметно прихрамывал, направляясь своим маршрутом к кладбищу. Ему уже виделась могилка, но её рядом с ней не было. Опершись о сосну, он уже было заволновался, как услышал её тихий, чарующий голосок.

- Ангел, ты пришёл. Я здесь. Иди ко мне.

   Повернувшись на голос, сквозь низко спадавшие еловые лапы, он увидел её силуэт и пошёл на встречу.

- Согласись, здесь намного лучше! – обнимая его за торс, тихо промолвила она.
- Соглашаюсь! – сказал он, принимая её ласки и отвечая взаимностью.

   Она действительно выбрала хорошее место. Это была небольшая лужайка с высокой зелёной травой. Посреди лужайки был постелен платок, где стояла бутылка коньяка и скромная закуска.

- Видишь, я подготовилась к нашей встрече. Давай выпьем за наше знакомство!

   Они наспех распили коньяк. Затем она легла на землю и привлекла его к себе. Из дамской сумочки, что лежала рядом, она достала презервативы и, сделав минет, опытно надела на его член два презерватива. После чего в классической позе они стали совершать половой акт. Захмелев от выпитого, он не отдавал себе разумного отчёта и интенсивно двигал тазом навстречу подмахивающей возлюбленной. Он никак не мог кончить, отчего его движения становились резкими и глубокими. Закрыв глаза, он принимал её ласки и, не переставая двигать тазом, с каждым разом всё глубже и глубже проникал в неё. Она стонала, шептала ему в ухо какие-то слова любви и нежности, крепко обнимая одной рукой за шею, а второй с силой прижимала его ягодицы к своей плоти. Порой всё её тело изгибалось, из гортани вырывались пронзительные вскрики, и на мгновения замирало. Но потом снова и снова, она крепко обнимала его тело, со всей силой прижимая к своему и двигая навстречу тазом, старалась уловить синхронность его толчков.

- Ещё чуть-чуть, любимый мой! - ускоряя встречные движения, шептала она.

   Вдруг почувствовав, что в его руки она вкладывает какой-то твёрдый предмет, он открыл глаза, и увидел, что в его руках, поверх которых лежали, крепко сцеплены в замок её руки, находилось блестящее лезвие ножа, остриём направленное под её левую грудь.

- О да…, - громко вскрикнула она, собрав все оставшиеся силы, резко надавила на его руки и в последний раз изогнулась.

   Нож вошёл в её тело по самую рукоятку. Она лежала на земле и смотрела на него полными радости и счастья, влажными от слёз глазами.

- Благодарю тебя, мой милый ангел! – разжав руки, успела прошептать она и, издав хриплый выдох, тут же умерла.

   Ему понадобилось несколько минут, чтобы придти в себя и осознать произошедшее, в котором он являлся главным персонажем. Вытащив нож из груди, тут же почувствовал, как в его лицо ударила струя горячей крови. Ощущая на губах солоноватый привкус, он моментально встал на ноги и что есть мочи убежал прочь.

   В течение месяца он не выходил из дома, находясь в изолированном пространстве страха и ужаса, периодически прокручивая в голове обстоятельства злосчастного события.

   «Почему она сделала это? Зачем?» - думал он и долгое время не находил объективного ответа.

   «Она просто использовала меня в своих интересах. Интересах важных и значимых для её жизни», - успокаивал он себя.

   «Но это же великий грех. Как я могу с этим дальше жить. Теперь я считаюсь убийцей. И если не покарает меня правосудие при жизни, то заслуженная кара ждёт в загробном мире», - размышлял он».



   Он выкурил уже пятую сигарету, но по-прежнему оставался лежать и выжидал.
   « Да, многое изменилось в моей жизни за эти пять лет», - про себя сказал он и стал собирать окурки, складывая их в пачку из под сигарет.

   Он собирался уже уходить, как вдруг услышал доносящийся из глубины кладбища цокот женских туфлей. Слух его не подвёл и вскоре он увидел женскую фигуру, идущую по центральной аллее кладбища. Перебежками, прячась за деревья и надгробными памятниками, он сократил расстояние. Она была одна. С виду молодая, не более 35 лет и достаточно привлекательна. Одета в длинное чёрное платье.
   
   У него участилось дыхание. Мелкая дрожь пробежала по всему телу. Он почувствовал, как внутри пробуждается нечто страшное и звериное. Услышав её запах, особенный и каждый раз такой неповторимый, запах жертвы, молниеносно преодолел промежуток, отдаляющей его от жертвы и мёртвой хваткой вгрызся в женскую плоть…

                                   Глава 2

   В местном РУВД, приказом начальника милиции был оперативно собран весь штат городской милиции, для проведения внепланового совещания. Полковник находился не в духе, у него было паршивое настроение и ему приходилось кричать на своих подчиненных. 
- Я всю ночь не спал. Мне постоянно звонили с прокуратуры и требовали отчета. Я и до пенсии, наверное, не доживу, с этим неуловимым маньяком. Какие-нибудь, появились результаты? – спросил он, у начальника убойного отдела.
- Существенных результатов пока еще нет, но кое-какие зацепки имеются, - ответил седоватый начальник убойного отдела в звании майора.
- Я уже четыре года слышу про ваши зацепки и все безрезультатно. У нас в городе это восьмая жертва, слышите, восьмая и все эти убийства происходят на нашем единственном кладбище. И какого черта молодые бабы, ночью, прутся на это кладбище. Вот мода-то пошла, шляться среди ночи по кладбищу. Мне абсолютно плевать как вы его или же их найдете, но в ближайшее время мне необходимы результаты. Вы, Николай Георгиевич, - обратился он к начальнику МОБ, - плохо координируете патрульно-постовую службу. Знаете же, что прилегающую к кладбищу территорию нужно постоянно контролировать, особенно в ночное время и задерживать всех подозрительных лиц.
- Так точно, Владимир Алексеевич, знаем, но штатных единиц не хватает. Физически невозможно охватить город и его окраины, - ответил начальник МОБ.
- Я устал уже слышать, про нехватку штата. Работайте лучше и чтобы результаты, были, - прокричал начальник милиции. Затем успокоившись, налил в граненый стакан из графина воды и залпом выпив, громко произнес. – Все свободны. Вы, Николай Яковлевич, - обратился он к начальнику криминальной милиции. – И вы, Михаил Юрьевич, - обратился он к начальнику убойного отдела. – Останьтесь.
   Оставшись втроем, полковник спросил:
- И что будем делать мои дорогие? – но, не услышав ответа от своих подчиненных, уже повышенным тоном произнес. – Или вы хотите, чтобы я вместе с вами схлопотал по неполному служебному.
- Никак нет, Владимир Алексеевич, надеемся, вас это ни коснется, - ответил начальник криминальной милиции.
- Еще как может коснуться, - выпалил полковник. – Этим делом не только ФСБ занялось, но и генеральная прокуратура заинтересовалась, поставив на особый контроль. Так что попрошу вас, работайте лучше, собранней, результативней. Дайте хоть спокойно и заслуженно на пенсию уйти, - с неподкупной надеждой в голосе закончил говорить он и первым покинул актовый зал.
   Старые, прожженные опера уголовного розыска, остались наедине и, посмотрев друг на друга, завели дружеский разговор.
- Наш шеф ошибся, не четыре, а пять лет мы не можем поймать этого извращенца и убийцу, - сказал Михаил.
- Да, ты прав, наш шеф ошибся, а я и не придал бы этому значение, если бы ты мне не напомнил, - ответил Яковлевич.
- Ты же помнишь Яковлевич, как он настаивал, чтобы мы то, первое убийство повесили на пьяного сторожа кладбища. Хотя мужик был ни в чем невиновен.
- Помню Михаил, тогда он получил полковника, но и нам же выписали денежную премию за хорошую раскрываемость.
   Они молчали, оба опустив глаза вниз.         
- У тебя есть какие-то наработки по этому делу? – спросил Яковлевич, нарушив их взаимное молчание.   
- Признаться честно, никаких, - ответил ему Михаил. – Этот маньяк не оставляет следов. Во влагалищах всех жертв, эксперты ничего не смогли обнаружить. Он насилует женщин в презервативах, вот какой их вывод. Мне доводилось видеть всяких отъявленных убийц, но такого продуманного и изворотливого, я еще не встречал на своем немалом опыте.
- Парни то нормальные у тебя работают? – спросил Яковлевич.
- Парни то хорошие, грамотно работают, понатаскал я их. Только вот не клонируешь же их, они тоже зашиваются, сам знаешь, насколько убийства возросли в городе, лишь на бытовой почве с каждым годом в разы прибавляются. Кстати, Яковлевич, ты не мог бы мне дать хотя бы одного толкового оперативника?
- Я бы с радостью Михаил, но и у меня во всех службах некому работать. И куда только катится наша родная милиция. А помнишь былые советские времена…
- Помню, - перебил его Михаил. – Ладно, Яковлевич, пойду работать.
   Начальник убойного отдела, он же Типаев Михаил Юрьевич, отработал в уголовном розыске восемнадцать лет, из которых вот уже седьмой год возглавлял убойный отдел, в небольшом провинциальном городе. В его подчинении находились всего два оперативных сотрудника, которых он выучил и передал им все знания по работе убойного отдела, какими обладал сам.
Отдельного собственного кабинета у него не было и ему приходилось работать в одном кабинете со своими подчиненными.
- Как настроение, орлы? – поприветствовал он своих подчиненных, входя в кабинет.
- Отлично! – Михаил Юрьевич, ответил ему один из оперов по имени Илья, он же являлся его заместителем
 

…Продолжение следует. Читайте в следующих главах…